группа sudakonline на facebook вебкамеры судака
Судак 5 на 5 см январь 2021
автоломбард феодосия

Наши контакты:

e-mail: zalis_studio@mail.ru

МТС Россия: +7(978)700-58-79

Youtube канал Залис

наша группа в контакте

   
zadtr
JK crew aka hatelamers - cоздание web сайтов

 

 

создание сайтов, продвижение, оптимизация, сопровождение, администрирование, поддержка,
обслуживание и ремонт компьютеров

 

 

+7 (978) 257-01-77
   

Горячие новости

Берегите себя.Останьтесь дома. Погода ухудшается.

Берегите себя.Останьтесь дома. Погода ухудшается.

17.01.2021

Дорогие судакчане! Гости нашего города! Мне абсолютно понятна ваша радость от наступившей снежной зимы. Для нашего курортного города это большая...

Глава МЧС Крыма умер после заражения коронавирусом

Глава МЧС Крыма умер после заражения коронавирусом

04.01.2021

Министр чрезвычайных ситуаций Сергей Шахов умер после заражения коронавирусом на 66-м году жизни. Об этом "РГ" сообщили в пресс-службе регионального...

   
магазин Царство Ароматов в Новом Свете
Мерси такси Судак
оцифровка видеокассет в Судаке
90%
uk9FSG0TTVk
   
   
 
   
Среда, 17 Август 2016 17:05

​Крымская голгофа

Автор Антон Жоголев
Оцените материал
(1 Голосовать)

Капельки вечности.

Попал в рай — терпи!

Это я в первый же день отпуска в Крыму такую вот странную пословицу придумал. К земному раю наш человек как-то не очень приспособлен.

А тут такое... Лучшего отеля, чем наш «Солдайя», я и за границами не видел. Все тут великолепно. В большом и в малом. Можем, когда захотим.

Итак, «Солдайя», Судак, Крым. Просто как в раю. А это как раз непросто. Отель назван в честь древнего имени этого города. Сам отель на краю довольно шумного Судака — в тихом месте, под защитой старинной генуэзской крепости. Крепость эта настолько величественна, что даже не сразу и верится, что это не бутафория. Ее бы никакой самый что ни на есть Крымский хан приступом не взял! Отведал бы литров с тысячу кипящей смолы с неприступной зубчатой стены — и удалился бы восвояси. Кого только не укрывали эти древние стены! Стояли тут воины турецкого султана. Потом их сменили итальянские рыцари-генуэзцы. Они и укрепили, отстроили эти стены. А потом и наши гусары здесь устроили бивуак. И небольшое здание под куполом у стены крепости, что со стороны моря, становилось попеременно сначала мечетью, потом костелом, потом Православной часовней. И даже на несколько лет стало кирхой (его в 1920-х годах почему-то передали немцам-колонистам).

Поднявшиеся на эту гору чувствуют себя словно на Святой Земле.

Уютный номер в отеле, кафе, пляж. Как-то надо к раю привыкнуть. Постараюсь. Вечер, бассейн, лежаки. «Усталые, но довольные» вернулись в отель. Жена (вот неуемная!) решила продегустировать еще и воду в бассейне. Мало ей моря! Мы с дочерью тем временем прилегли на лежаки у рукотворной водной глади. Стал я следить за тем, как вострокрылая ласточка грациозно шныряла над искусственным водоемом. Едва возмущала воду своим легким крылатым прикосновением. Я провожал ее взором вниз-вверх, потом опять вниз, и опять вверх... пока не увидел... И вздрогнул... Вдалеке, на холме, возвышались Три Креста. Они словно парили над всей местностью, над отелем, бассейном, даже над ласточками. Два креста, что по краям, стоят чуть склоненные — словно кланяются главному, третьему кресту, что в центре. Рядом с крестами высился строгий силуэт крепости. Кресты были как-то уж очень суровые.

— Как будто Голгофа! — в простоте сердца удивилась дочь.

— Да, странно. Надо узнать, — отозвался я. И на всякий пожарный перекрестился.

И почему это рай всегда рядом с голгофой?

А на следующий день в чебуречной около пляжа Людмиле рассказала хозяйка заведения, что Три Креста на горе остались от съемок сериала «Мастер и Маргарита», который вышел на экраны в 2005 году. Именно здесь актер Сергей Безруков входил «в образ» булгаковского Иешуа. А местные судакские милиционеры, облекшись в туники, изображали из себя римских воинов в массовке.

— Нам Безруков в том фильме меньше всего понравился! — вступила в разговор повариха.

Вот оно что!

Вечером, когда солнце уже не так сильно жгло, я отправился на голгофу.

— Может, и мы с тобой пойдем? — вяло предложила разморенная от пляжного зноя жена.

Но я отбоярился. Поищу, мол, пока что дорогу. На разведку схожу. А потом уж и с вами... Просто на голгофу лучше идти одному. По одному туда ходят.

«Видишь, там на горе возвышается Крест...»

Режиссер Владимир Бортко долго и тщательно искал натуру для иерусалимских сцен фильма по «культовому» роману Булгакова. Кто-то ему подсказал про Судак. Крепость там — ну вылитый Иерусалим времен Христа. И холм как Голгофа. А когда пришли на разведку на эту Сахарную гору (так ее называли раньше), увидели на холме три металлические выбоины в земле, на самой макушке. Кто-то из старожилов объяснил, что режиссер Юрий Кара еще в 1991 году как раз здесь, в эти выбоины, поставил кресты для съемок голгофских сцен первого фильма «Мастер и Маргарита». Тогда Иешуа играл воцерковленный артист — Николай Бурляев. Его на эту роль благословил старец Николай с острова Залита. Но благословил как-то странно: «Лучше уж ты сыграешь Христа, чем какой-нибудь атеист...» Типа, вреда будет меньше. Не знаю, что лучше. Наверное, лучше и вовсе не браться никому за такие роли. Но это уже не мне решать.

Владимир Бортко как взглянул на судакскую голгофу, на старинную крепость, так сразу скомандовал: снимать будем здесь.

Фильм вышел, прошумел и забылся. Безруков не опозорился с этой ролью. Но и славы новой не приобрел. Скорее, не очень-то понял он, куда его втянули. Забылось, быльем поросло и это. А кресты остались! Все три. Их и увидел я в первый же вечер в отеле «Солдайя». Отель оказался с видом на Голгофу. Такое случается только со мной.

Три Креста после 2005 года пережили немало событий! Их несколько раз спиливали бесноватые. Один раз, в 2014 году, даже сжигали. Только главный, безруковский, а считай, Христов крест уцелел тогда. Сам Бог, наверное, не попустил кощунникам докончить затеянное. Кресты эти всякий раз восстанавливали. Вскоре стал этот холм туристическим. В Судаке каждый скажет, что это кресты с «Мастера и Маргариты». И Сахарная голова сменила название на противоположное. Стала зваться Голгофой. Пусть и не настоящей, киношной, но все же Голгофой. Лобным местом. Вошла под этим именем во все туристические путеводители. Экскурсии туда не водят пока что. Но это, без сомнения, впереди.

А год назад киевские власти запретили на территории Украины фильм «Мастер и Маргарита» (уж не знаю, что они там обнаружили антиукраинского, тем более что Булгаков сам родом из Киева, да и Бортко с Украины). Но Кресты на этот запрет никак не прореагировали. Как стояли, так и стоят. Потому что Крым — наш! Думаю, в противном случае эти кресты власти киевские приказали бы уничтожить.

Съемки фильма здесь шли по осени. И Безрукова-Иешуа однажды «забыли» на кресте после какого-то очередного дубля. И он непланово провисел там лишних минут пятнадцать под жутким ветром, поднятым специально подогнанным сюда вертолетом (для достоверности съемок его подогнали сюда). Когда перепуганного артиста сняли с креста, подмерзшего, жалкого и что-то наконец хоть чуть-чуть понявшего, почувствовавшего, он попросился в сауну и затребовал стопку коньяка.

Более проницательные киноведы утверждают, что это режиссер вовсе не случайно подстроил. А чтобы актер лучше в образ вошел. Жестоко несколько, но ведь для пользы же дела.

Кадр из фильма «Мастер и Маргарита».

Путь из отеля до крестов не долгий. Но разве же хоть кому-то еще удавалось «без проблем» взойти на Голгофу? Вот и мне это не далось так уж легко. Сначала малость забрел не туда — оказался у платного входа в генуэзскую крепость. Потом, когда уже нащупал маршрут, был немилосердно облаян и атакован черным, как смоль, большущим псом со слюной, сочащейся из оскаленной красной пасти. Я уж было начал готовиться к обороне. Но черный пес тот увидел серьезность моего намерения до Голгофы все же дойти. И вынужденно ретировался. Иначе бы в него полетели камни. Я не шутил. Рядом с Голгофой как-то не шутят. И увесистый камень уже угнездился у меня в кулаке.

Вот поднимаюсь я к Трем Крестам. На этом, чуть покосившемся, Гестас просит милости у Спасителя. На том — Дисмас Его передразнивает и исступленно кривляется. А здесь... Да, все так и было именно здесь. Кино-крестов не бывает. Место это освящено и прославлено. Помимо воли участников странного кинодейства. Просто в духовном мире все несколько по-другому. Они — играли, а с ними никто играть не собирался в ответ. И это правда Голгофа. Крымская, Судакская, да, — но Голгофа. Проекция той, Евангельской Лысой горы. Ведь вот и Патриарх Никон «переселял» евангельские святыни в Подмосковье, построил Новый Иерусалим на Истре. Не зря же Преподобный Серафим свою пустыньку в тамбовском лесу неподалеку от Саровской обители примерно вот так же вписал в священную географию. Родник назвал Богословским, речку — Иорданом, соседнюю горку — Голгофой... Не зря! Освященное пространство само собой раскладывается, подобно скатерти-самобранке. И образовывается Палестина. Пусть и только для тебя одного. Иначе как понять, почему у меня так сжалось сердце у этих крестов?

Как хотите, можете даже смеяться, — и даже лучше, если вы засмеетесь в ответ на мои слова, но я все равно скажу. Здесь я ощутил себя почти как... на настоящей Голгофе! Я дважды был в Святом Граде Иерусалиме. Молился и у Голгофского креста. Мне есть с чем сравнивать. И потому не хочу и не буду себя обманывать. Бог оставил Свой След и на этой горе, и в этом краю. Навсегда оставил. И дело тут не в Безрукове, не в Бортко. Даже не в Булгакове. А дело в Самом Христе. Это Он указал место, выбрал его. Освятил.

Теперь уж скажу и о булгаковском нашумевшем романе. Я его прочел взахлеб еще школьником — мама с работы фотокопию принесла. А папа все мое детство поминал эту книгу. Один из его друзей, писатель, знал ее наизусть и читал вслух за столом по главам. Все эти фразочки типа «Никого не трогаю, примус починяю» да «рукописи не горят» — сопровождали все мои детские годы. Что это за книга? Одной фразой не скажешь. Булгаков не зря ведь эпиграфом взял слова нечисти из гетевского «Фауста»: «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Бог превращает и зло в добро. И книга эта, злая, кровавая, мерзостная, сатанинская, столько добра принесла одичавшей от гольного атеизма стране! Знал я в юности парня, который уверовал в Бога, прочтя жалкий лепет Булгакова про литературного Иешуа. Наверное, книги этой лучше бы не читать вовсе. И я немало статей написал, борясь с булгаковщиной в литературе и в жизни. Но ведь и я... сам-то... чего уж лукавить? Первые представления о духовном мире (насквозь искаженные, лживые, но все-таки), как и многие соотечественники мои, получил со страниц этого жуткого романа. В школе юного филолога при университете меня, еще школьника, ругали за упоение этой книгой. Потом я на много и много лет проклял этот булгаковский роман. Отринул его. И сейчас не имею ни сил, ни желания его вновь открыть и читать. Но у книг порой бывают удивительные судьбы. Не такие, какими их замышляли их авторы. И книге этой пришлось сыграть совсем другую роль, не ту, на которую рассчитывали темные силы, прикормившие, привязавшие к себе душу несчастного мастера — Михаила Булгакова. Совсем не такую! Вот и кресты эти — как оправдание романа. Хоть какое-то оправдание...

А как взглянул я с Голгофы на крепость, так и ахнул: передо мной расстилался вид на... Иерусалим! Христа ведь распяли за городской стеной, рядом с городом. Об этом с топографической точностью говорит Евангелист (см. Евангелие от Иоанна, 19, 16-20).

Давно я так подлинно не молился, как у этих муляжных крестов... Вдруг дождавшихся меня и оказавшихся самыми настоящими. Крест всегда настоящий, за сколько бы километров от Голгофы он ни находился. Потому что всегда настоящий Тот, Кто спас нас на Кресте от греха и смерти.

Словно весь мир обозрел я с высоты той Голгофы. Ибо нет на свете горы выше, чем эта! Никакие Джомолунгмы с Монбланами с ней не сравнятся... Отсюда видишь такое, чего больше ниоткуда не удастся узреть. В первую очередь видишь себя самого. Свою худость духовную. Вся моя жизнь увиделась вдруг «в единицу времени» — вся сразу! Потешная моя жизнь. Жалкая и смешная. Но, знаете, оказывается, и в ней есть что-то хоть чуточку подлинное. Настоящее. И это что-то, немногое, во мне вдруг прикоснулось к Кресту! Слез не было (слишком уж вышло бы кинематографично). Но что-то такое особое было. Боль — была! И почему-то сладость. Сладость этой самой боли. Вот Он, здесь — Христос! Проси! Разве же со Креста Своим Он хоть в чем-то откажет? Но Висящего на Кресте оскорбительно просить о каких-то житейских пустяках... Которыми обычно безпокою Его поминутно... И я просил о том, о чем не прошу обычно. О чем бывает даже чуть страшновато просить... А то вдруг исполнит...

Господи! Всюду Ты! Не убежать от Тебя ни на какие морские курорты. Ты настигнешь в шикарном — со звездами — отеле и посетишь в хижине бедняка. Всюду Ты — для имеющих глаза и уши...

Вот бы сфотографироваться на Голгофе (откуда-то слева прошелестела в буйной моей головушке совершенно левая мысль). Но... кто же... меня сфотографирует... здесь? Нас ведь только двое: я — и Тот, Кто на кресте... Разве что Дисмаса попросить? Но ведь и он не может... И у него руки прибиты к, не знаю уж, для него спасительному ли древу...

А, вон всего в нескольких шагах, чуть внизу какой-то юноша-турист идет по тропинке. Не ко кресту идет, мимо, но все-таки. Его попрошу. Кричу ему: «Брат!.. Брат!..» Молчит, не реагирует. Идет себе дальше. Что за странность такая? Кричу еще громче. И снова не реагирует. Наушники у него в ушах. И там у него, наверное, звучит что-то забойное. Идет как глухой, как сомнамбула — мимо крестов. Этот ушей не имеет и потому ничего не услышит. Пусть уж себе дальше идет. Ему хоть кричи — не кричи!.. Но мне-то как быть? И вдруг в сознании шелестит почти незнакомое слово — селфи. Я никогда этой глупостью не страдал. А тут вдруг решил впервые в жизни — попробовать. Взял в левую руку фотоаппарат, навел на себя и на Крест, щелкнул кадром. Вроде бы получилось.

Потом опять стал молиться. Ощущение близости Бога все не отступало. Солнце скрылось за соседние скалы. Ветер свистел в волосах. А я все молился. Словно бы тут и есть пуп земли. Какую награду вдруг получил у Бога!

Когда шел вниз, к отелю, уже начало смеркаться. В ушах звучал знакомый хит Бутусова, мной не особенно раньше любимый. А тут вдруг пробило, да проняло: «Видишь, там на горе возвышается Крест, под ним с десяток солдат...» Вижу, вижу, Господи! Вижу Твой Крест! Не сразу увидел его, почти полжизни прошло, покуда узрел. И теперь дай мне прожить оставшееся под Твоей спасительной крестной сенью!

Антон Жоголев.

г. Судак, Крым.

ИСТОЧНИК

Прочитано 2036 раз
   

Поиск на сайте  

   
   
   

Последние комментарии  

 
   

Администрация сайта:

Администрация сайта sudakonline.info
наша группа в facebook наша группа в одноклассниках наша группа в контакте
  • Адрес: Россия, Республика Крым, Судак
  • Тел. МТС Россия: +7 (978) 700-58-79
  • e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  • Skype: zalis_studio
  • Яндекс кошелек: 4100 1567 3466 847
  • При использовании вебкамер ресурса https://sudakonline.info , гиперссылка обязательна
  • Все права на трансляции  веб -камер принадлежат ресурсу https://sudakonline.info гиперссылка на первоисточник https://sudakonline.info  обязательна .Все трансляции, размещенные на этом сайте являются интеллектуальной собственностью https://sudakonline.info . В случае использования данных, ссылка на владельца информации и Интернет-адрес обязательна в соответствии с законом "Об информации, информатизации и защите информации". В противном случае мы оставляем за собой право решать вопросы в установленном законодательством порядке.
   
© SudakOnline